.RU

VI. Биография чудес. Часть 4 - X. Биография чудес. Часть 6 75 >XI. Биография чудес. Часть 7 81


^ VI. Биография чудес. Часть 4

В этот период произошел еще один странный случай, который дал мне большой жизненный урок и показал, что моя жизнь каким-то образом через различные ситуации направляется и сохраняется. Даются такие уроки последовательно, шаг за шагом, но всегда носят характер искушения быстрой известностью и обеспеченной спокойной жизнью. Так было и в этом случае.

Я начал проводить большие синтез-концерты. Все премьеры проходили в Центральном Доме Художника, что на Крымском валу. Прекрасный звук, свет и экран для видеосюжетов, а также очень благожелательное отношение к моей музыке со стороны организаторов давали свои результаты. Одна премьера была интереснее другой. Каждый новый концерт сочинялся и ставился буквально через месяц, а то и чаще. Достаточно большой зал всегда был полон. Заинтересовалась и пресса. И вот перед очередной премьерой (кажется, это была «Летопись» по книге Владимира Щербакова «Встреча с Богоматерью») администраторам ЦДХ позвонили из одной очень известной газеты, которая «питается», в основном, «жареными» фактами и скандалами.

Они стали выспрашивать, есть ли какие-то скандальные факты в жизни Леонида Тимошенко. Администратор концертного отдела ЦДХ – очень интеллигентная и благовоспитанная женщина, уже в возрасте, проинформировала, что как-то у него все нормально и нет никаких пикантных подробностей, обыкновенный нормальный человек без эпатажа и сенсационности. Но этого журналистам было мало. Просто так писать о музыке, без негативных фактов из жизни музыканта, неинтересно. И они, по-видимому, так «насели» на эту женщину, что она не выдержала и, решив как-то от них отвязаться, по большому секрету сообщила, что «на концертах Леонида Тимошенко женщины беременеют!». Этого было достаточно, чтобы статья о музыке на предстоящем концерте получилась «полноценной».

Я об этом не знал, но был удивлен, когда мне сказали, что в перерыве выстроился ряд женщин, которые хотели пообщаться с композитором. Их не пустили, потому что организаторы знали, что на сцене я работаю на полной самоотдаче, и нужно обязательно хорошо отдохнуть минут пятнадцать перед вторым отделением.

Так вот, именно эта администратор познакомила меня с одним из руководителей известной концертной организации, которая работала с зарубежными музыкальными компаниями. «Лёнька – талантливый человек. Помоги ему», – сказала она. Тот, ничего не обещая, предложил передать ему аудио и видеозаписи, чтобы кому-то показать за рубежом.

Прошел месяц, и вдруг от него звонок, с предложением быстро с ним встретиться. Он мне рассказал, что показал в Англии мою музыку в известной продюсерской фирме «RT Music international». Руководитель этой компании, один из самых известных в мире продюсеров Харви Голдсмит, заинтересовался и дал распоряжение своему заместителю Виктору Токохаузу начинать готовить мои предварительные гастроли во Франции и Англии. По крайней мере, так мне было сказано. Увидев письменное подтверждение, я не верил своим глазам. Ведь это тот самый Харви Голдсмит, который работает только с самыми известными и выдающимися музыкантами. Это его компания делает концерты звезд первой величины – Элтона Джона, Джорджа Майкла, Эрика Клептона и др. В России он работал по организации выступлений Мариинского театра. В общем, потрясающая удача! Я не мог в это поверить. Вот она – большая концертная жизнь! Это было конец 1994 – начало 95 года. Достаточно часто я стал давать интервью в различных изданиях. И, когда агентство «Интермедия» провело рейтинг по количеству упоминаний того или иного музыканта в российских газетах и журналах, то неожиданно для всех, и в первую очередь для меня, в разделе «Академическая музыка» я занял шестую (!!) строчку, опередив Мстислава Растроповича, Святослава Рихтера, вместе с такими именами, как Альфред Шнитке, Эдисон Денисов, Родион Щедрин. Это было передано Харви Голдсмиту, что дало ему еще больше уверенности в правомерности своего предложения о гастролях русскому композитору.

Но потом стало происходить что-то очень непонятное и нелогичное. Я не мог получить больше никакой информации о ходе переговоров. Российская концертная организация почти год ничего вразумительного не отвечала. То английский продюсер занят, и они не могут с ним связаться, то что-нибудь еще более неправдоподобное. В то же время мне было сказано, чтобы я лично с продюсером не связывался и не прыгал через их голову. Я был в постоянном напряжении и ждал, что справедливость восторжествует, и можно будет начать серьезную карьеру большого музыканта. Но время шло, а ничего не менялось. И вдруг я узнаю, что Харви Голдсмит сам приехал в Москву по своим делам. Я пытался самостоятельно его найти в какой-нибудь гостинице, где обычно останавливаются иностранцы такого уровня, но безрезультатно. Я узнал, что есть общая справочная по размещению иностранцев в гостиницах Москвы. Звоню туда. Мне сообщают: «Чета Голдсмит остановилась в гостинице "Метрополь"». Звоню туда. Но это не тот Голдсмит. Что делать? Он в Москве. Но где? Я еще раз пытаюсь узнать в российской концертной организации. Мне еще раз указывают, «чтобы я не прыгал через их головы и никуда больше не звонил, тем более в гостиницу при посольстве Англии, где остановился Харви Голдсмит». Так вот почему мне нигде не могли сообщить о его местоположении! Естественно, гостиница при посольстве не дает сведения о своих постояльцах. Разумеется, я сразу звоню туда. Но мне очень мило отвечают, что господин Голдсмит у господина посла, и сразу после этого он уезжает из Москвы…

Все! Конец! Из подсознания выплывает, с каким-то юношеским максимализмом, что жизнь теперь становится неинтересной, все рушится…

Немного оправившись от шока, я опять звоню администратору уважаемой российской концертной организации: может быть, все же они встречались с ним. На что мне ответили, что никто с ним не встречался. А когда я напомнил, что мне были предложены гастроли, даже в письменном виде, возникла долгая пауза… И вдруг я услышал, что есть другой продюсер почти такого же уровня. Они с ним переговорят, и надо ждать от него звонка.

Я перестал что-либо понимать. Известный продюсер предлагает сразу же концерты в Европе. Это мощный взлет к именам мирового уровня, это возможность выпуска дисков. С такой продюсерской компанией и все остальное прилагается. Одно было приятно, что и они оценили, что моя музыка – талантлива. Так вот почему я не должен был уезжать из России в Америку, вот судьба мне преподносит «подарки». Все эти мысли налезали друг на друга. Я – в отчаянии! Какой еще новый продюсер? Зачем он мне нужен? Я хочу работать с солидной компанией!

Но вот звонок! «Господин Тимошенко? С Вами говорит продюсер Алекс Калинин, я из Австрии. Нам надо встретиться. Я Вас жду завтра в Доме киноактера на улице Поварской».

На следующий день – я там. Часть офиса арендуется у какой-то другой концертной организации. Меня встречает высокий, с ухоженной темной бородой, интересный мужчина средних лет. Одет он в черный френч, и весьма элегантен. Манжеты белоснежной рубашки скреплены хорошо заметными бриллиантовыми запонками. Тут я замечаю, что и часы у него дорогие – «Rolex». В общем, вид этого человека указывал на его респектабельность и обеспеченность.

Мы просмотрели несколько видеофрагментов моих выступлений. Он спросил: «И что, эту музыку еще никто не купил? Я посоветуюсь со своими партнерами в Австрии и через неделю дам Вам ответ».

Ровно через неделю – звонок. «Господин Тимошенко, я получил согласие от своих партнеров. Приезжайте на встречу». Я сразу приехал к нему. Встретил Алекс очень любезно и сообщил, что мы подписываем три контракта: на промоушн, издания и концертную деятельность. Мне будут предоставлены уникальные концертные площадки в разных странах, даже греческие и римские амфитеатры. Для этого надо, в первую очередь, зафиксировать свои авторские права на Западе и все основные композиции записать в нотах. Далее он сказал, что мы начинаем серьезно работать, был отмечен несомненный талант композитора и, особенно, исполнительская манера. Это должны быть большие красочные концерты в единстве всех видов искусств.

Я сиял. Вот это да! Здесь не просто какие-то несколько концертов, а мировые гастроли. «Вот только ноты надо записать». И я бросился это делать. Мне было дано на это полторы-две недели. Я обратился к музыканту, который аранжировал многие мои песни. Это Владимир Полубояринов. Музыкант, который работал еще с певицей Людмилой Сенчиной и был руководителем ее оркестра. У него были все самые последние компьютерные музыкальные программы. Я проигрывал композицию на клавиатуре синтезатора, все это фиксировалось в нотах. Владимир проводил корректировку и редактирование. Все шло очень быстро и качественно. Мы были довольны, тем более Алекс Калинин подтвердил, что эта работа будет Владимиру хорошо оплачена. Надо только дать свой лицевой счет в банке, туда можно перевести положенную сумму. Когда мы практически закончили нашу работу, я прямо из студии позвонил Алексу по его мобильному телефону. В это время он ехал в своей машине где-то под Москвой. Я продиктовал ему номер лицевого счета, но неожиданно связь резко прервалась. Я пытался до него дозвониться, но тщетно. Единственное, что успокаивало – все данные были продиктованы по телефону. Такая срочность была вызвана тем, что на следующий день Алекс должен был лететь в Лондон, а потом в Вену.

Но на следующий день я почему-то поехал к нему в офис, хотя знал, что он наверняка уже улетел… А мне сообщают, что Алекс вчера вечером р а з б и л с я на своей машине где-то в Подмосковье. Но не в одну из больниц Москвы он не поступал. Все стали его искать. Его мобильный телефон не отвечал. Потом выяснилось, что он в одной из подмосковных больниц и ничего страшного не случилось, есть какие-то ушибы. Он пока никуда не улетает и будет какое-то время находиться на домашнем больничном режиме. Где он жил, никто толком не знал. Но говорили, что где-то под Москвой у какой-то женщины. Это мне показалось первой странностью для продюсера, предлагающего мировые гастроли. Мы долго не встречались. Он стал часто куда-то улетать. За него отвечали его помощники. К тому времени, как я понял, он уже имел три офиса. Один из них был в шикарном развлекательном комплексе «Кристалл» у Махмуда Эсамбаева, другой где-то на Ленинском проспекте, а третий – на Поварской. Как я выяснил, в штате у него было уже 18 менеджеров. Контракты наши с ним не подписаны. Все опять находится в подвешенном состоянии. Через некоторое время мы с ним все же встретились. Он показал мне какой-то старый шрам на лице, который я как будто уже у него видел. Ушел весь блеск и лоск. Более того, Алекс стал каким-то упрощенным и серым. Прямо будто его подменили. На мой вопрос, когда будет оплачена работа Владимира Полубояринова по записи нот моих произведений, он ответил, что это будет обязательно, но сейчас это не самое главное. Он стал еще и продюсером известного поэта Ильи Резника. И сейчас будет готовиться презентация новой книги поэта в ЦДРИ (Центральном доме работников искусств) и 60-летний юбилей Ильи Рахмаэльевича Резника. Я буду там выступать, и это будет хорошей рекламой моего творчества. А у Ильи Резника вообще есть идея синтез-концертов с красивыми световымии лазерными эффектами, ГДЕ БУДЕТ ЗВУЧАТЬ МОЯ МУЗЫКА В ИСПОЛНЕНИИ БОЛЬШОГО СИМФОНИЧЕСКОГО ОРКЕСТРА. Планы меняются молниеносно. Дело стоит. Контракты почему-то не подписываются. Какие-то непонятные обстоятельства, вдруг ни с того, ни с сего возникающие буквально на пустом месте – и все сразу останавливается.

На презентации новой книги стихов Ильи Резника в Большом зале ЦДРИ – все знаменитости. Меня представляли по моему странному псевдониму Леонардо Интасир. Я вышел на сцену и на рояле исполнил композицию «Двое». Продолжительные аплодисменты. После концерта на банкете ко мне подошел известный художник Илья Глазунов и поблагодарил за музыку. Жена Резника даже призналась, что она всплакнула, когда слушала эту музыку. А Махмуд Эсамбаев просто предложил дружбу и поддержку, на что Алекс Калинин сразу отпарировал, что он является моим продюсером, и мои творческие дела будут весьма успешными.

Через некоторое время в Концертном зале «Россия» был юбилейный вечер Ильи Резника. В этом концерте я не участвовал, т.к. наш совместный с Резником продюсер Алекс Калинин об этом не побеспокоился. Странно, но на этот концерт не была приглашена Алла Пугачева. Из ярких звезд эстрады была только болгарская певица Лили Иванова, которую уже давно нигде не слышали. В общем, чувствовалось, что продюсер Алекс Калинин не профессионал шоу-бизнеса.

Потом был большой банкет в «Золотом зале» гостиницы «Метрополь». У всех хорошее настроение. Мы с Алексом еще больше подружились – вот он, прекрасный творческий союз с грандиозными планами! Поездки, поклонники, концерты и издательские компании нот и дисков. Все это вырисовывалось и манило к себе. Мы договорились с Алексом, что завтра в 12 часов дня у него в офисе мы подписываем, наконец, эти три пресловутых контракта.

Утром я звоню Алексу до 12 часов. Это только контрольный звонок. Все остальное уже решено. А вдруг? А что «вдруг», ведь мы уже обо всем договорились с ним, остались только формальные подписи.

…Но до 12 часов дня Алекс Калинин исчез! Навсегда! Ни в одном офисе по телефонам его найти не удалось. Он решил не ждать и заблокировать все телефоны. Алекса Калинина в Москве уже не было! Я позвонил И. Резнику и спросил: может, он знает, где этот тип? Но и он ничего не знал и сказал только: «Странный парень…».

Прошло несколько лет, и я, беседуя с продюсером уже другой концертной компании, рассказал ему этот случай. На следующий день он сообщил мне, что поделился этой историей со своим боссом и был очень обескуражен, когда при упоминании имени Алекса Калинина босс открыл ящик письменного стола, где был пистолет, и резко спросил: «Где этот Алекс?»

Вывод может быть только один: Алекс Калинин достаточно непростая авантюрная личность. Он рассчитывал многоходовые комбинации, чтобы поиметь свой интерес, и, по-видимому, немаленький. Был ли он несколько раз в Москве, или ряд афер он провернул за один приезд? В результате я понял, что судьба уберегла меня от этого авантюриста. Подписав со мной три контракта, он попытался бы найти финансирование у каких-то компаний, а потом с этим «кушем» уйти. Но нашел такую «крупную рыбу», как И. Резник. Этот случай послужил мне хорошим уроком: не искушайся быстрым успехом, если много обещают, то жди подвоха и обмана.

После этого я перестал искать продюсеров и начал сам продвигать свою музыку. У американцев есть такое выражение: «человек, который делает себя сам». Вот таким человеком я и стал себя считать. И действительно, откуда-то появилась просто фантастическая уверенность в своих силах. Ты как бы черпаешь их извне, ты не ждешь ни от кого ничего плохого, потому, что сам настроен на положительные действия. У тебя нет конкурентов, ты не зависишь от каких-то «вышестоящих инстанций» и людей, которые могут тебе что-то запретить. Ты – свободная Чайка. Недаром «Чайка Джонатан Ливингстон» стала символом моего творчества.

Но тогда это был очередной страшный удар, ш о к! Я опять перестал что-либо понимать. Какая-то безысходность, обида. Ну почему так жесток этот мир? Почему люди надевают личины «отличных парней», чтобы жить только со своей выгодой, не задумываясь, как больно другим оттого, что ты их предал. Не хотелось после этого оставаться в Москве. Надо было куда-то выехать, и все забыть. Моральный разлом сильно ударил и по физическому состоянию здоровья. Надо срочно уезжать. Но куда? И вдруг – появляется город Ставрополь. Там троюродный брат Игорь, которого я много лет не видел. А ведь мы с ним вместе росли и ели манную кашу из одной тарелки, когда наши мамы – двоюродные сестры – какой-то период оставляли нас вдвоем под присмотром нашей, как мы ее называли «старенькой бабушки». Я звоню ему и сообщаю, что приезжаю отдохнуть и повидаться. Это был разгар лета, начало июля месяца. Прожив у него несколько недель, я стал ощущать, что мне чего-то очень не хватает. И я обратился к Игорю: «А нельзя ли здесь провести какой-нибудь концерт?». Он на меня как-то странно посмотрел, в своем ли я уме, и объяснил: «Какой концерт в Ставрополе, когда разгар лета и все выехали на отдых к морю. Давай и ты езжай, вот путевка в Геленджик. Отдохни от своей Москвы, приди в себя, ты же весь зеленый и измученный своей творческой жизнью. Тут и в нормальное время года никого не соберешь на твой концерт, так как тебя никто в Ставрополе не знает, и никогда не слышали о таком композиторе, а летом тем более. Сейчас в городе до сентября бесполезно с кем-то разговаривать об этом. Вот в следующий раз приедешь осенью, тогда о концертах можно и поговорить». Но, по-видимому, я очень надоел ему своими приставаниями, и он все же договорился о встрече с директором ставропольского Музея изобразительных искусств Зоей Александровной Белой, которую он мне представил как хорошего организатора концертов и салонов в своем музее. Когда мы прошли в директорский кабинет, нас встретила интересная респектабельная женщина с красиво уложенными светлыми волосами. Брат представил меня как композитора, выступающего с сольными концертами на фортепиано. Может быть, когда-нибудь такой концерт из собственных произведений можно было бы провести в Ставрополе. Но тут вдруг я, ни с того ни с сего, ей и говорю, перебивая брата: «Вы знаете, Зоя Александровна, я думаю, что послезавтра в Вашем музее будет мой концерт!». Кто заставил меня все это сказать? Зоя Александровна посмотрела на меня с удивлением и поинтересовалась: «А Вы сами откуда будете?». Я радостно ответил: «Из Москвы!». «Да, у вас в Москве все такие сумасшедшие. Какой концерт! Его надо готовить не меньше месяца. Дать информацию, собрать людей». Но я почему-то опять повторил: «А я думаю, что послезавтра у меня здесь будет концерт!». Брат объяснил, что нам пора уже откланяться и не занимать драгоценное время директора музея. Я оставил несколько страничек о моей музыке, копии статей о творчестве, аудио и видеокассеты с записями моих концертов, и мы вышли из кабинета.

Сразу же за дверью Игорь мне объяснил, что такое несолидное поведение может привести к тому, что никаких концертов в Ставрополе у меня не будет! И вообще, чтобы и дальше не позорить свою и его репутацию, лучше завтра пойти и забрать все свои бумаги и кассеты. Единственно, что ему было непонятно, почему в разгар отпусков директор музея была на своем рабочем месте, а не отдыхала на море.

На следующий день я постучал в дверь директора, которая почему-то опять была на месте, хотя о встрече мы с ней у же не договаривались.

«Можно, Зоя Александровна?»

«Да, да, Леонид Викторович. Садитесь, пожалуйста, Вы что будете – кофе или чай? З а в т р а у В а с – к о н ц е р т !!!». Тут уже я «сел», ничего не понимая. Как концерт…, когда я пришел извиниться за вчерашнее нетактичное поведение и глупое упрямство. «Да, завтра будет Ваш концерт в нашем музее. Я обзвонила весь бомонд Ставрополя. Будут интересные люди города, заслуженные художники, музыканты, актеры, ученые. К тому же четыре ставропольские газеты, два телевидения – Ставропольское и Пятигорское - и городское радио. Эти люди – круг моих друзей. И все они были на месте. Как будто только и ждали моего звонка. Я просмотрела информацию и послушала Вашу музыку, мне стало интересно, я заинтересовала этим других. Особенно, мне близка тема философии искусства».

Это было чудо! На следующий день в ставропольском Музее изобразительных искусств, в зале, среди картин и скульптур был мой концерт с рассказом о салонах «Волна Будущего» в Москве. Выступление было принято очень по-доброму. Четыре городские газеты вышли с большими статьями и фотографиями. Информацию дало и телевидение в новостных программах. Это оказалось действительно интересным для интеллигентных кругов Ставрополя. Я сразу приобрел много друзей и поклонников.

Отдохнув две недели в Геленджике, я вернулся обратно. Меня сразу стали узнавать в городе. И те, кто был на концерте, и кто читал статьи в газетах и видел теленовости.

Ко мне на улице подошла женщина и спросила: «А не смогли бы Вы дать концерт в картинной галерее?». Я согласился. Этот концерт прошел интересно и разнообразно. Для людей такие концерты стали откровением и даже каким-то чудом. Об этом можно судить по фрагментам из отзывов:

«Спасибо за новый космический ориентир».

«Потрясающее ощущение. Действительно грандиозно».

«Благодарю за волшебный подарок, короткое, но огромное ощущение счастья».

«Такая музыка сливается с биением духовного сердца и гармонична душе».

«Большое спасибо за глоток чистой, светлой, умной, ласковой музыки».

Дальше события, как и в Москве, стали развиваться с огромной скоростью. Почти каждую неделю меня приглашали где-нибудь выступить. Не было никакой рекламы, но слушателей было много. Буквально через месяц в Музее изобразительных искусств мы открыли музыкально-философский салон «Волна Будущего». Фрагмент одного из отзывов об этом событии: «Мы открыли для себя маленькую Вселенную большой музыки. Хорошее дело – музыкальный салон. Станем счастливее и добрее».

Салон проводился по схеме моих московских салонов: за стол беседы приглашались интересные люди Ставрополя, художники, музыканты, ученые. Они рассказывали не только о себе, но, в основном, о философии искусства.

Здесь же появилась идея создания принципиальной новой формы таких концертов. Заключалась она в следующем: создать «гостиные» под названием «Загадки творчества», где музыканты, художники, поэты рассказывают о каких-то загадочных событиях в своей творческой биографии, с демонстрацией своего искусства.

Это оказалось также очень интересной формой работы, и отзывы слушателей в таких «гостиных» еще более изобилуют превосходными формами оценок того титанического труда, который я проводил в этом городе, вначале просто приехав отдохнуть у своего брата. Это было удивительно и чудесно!

«Безусловно, Ваша музыка из третьего тысячелетия. Вы широко раскрыли перед нами двери и приглашаете нас в будущее. Вновь в душе царит любовь к Миру».

«Светлая музыка, несущая добро и очищающая души. Спасибо, что Вы даровали нам возможность услышать по настоящему живую музыку».


Салон в Ставрополе стал очень популярен среди интеллигенции города. Как и в Москве, он был интересен и пожилым, и молодым; это радовало и вселяло надежду, что именно такое созидательное искусство сможет объединить поколения слушателей.

Надо еще учесть, что это были те дни, когда нам устроили «дефолт», и народ был в растерянности. А тут приехал какой-то музыкант из Москвы и «музицирует на философские темы», говорит о космическом искусстве и открывает талантливых людей Ставрополя. Кто-то сразу заподозрил пока непонятную скрытую выгоду, хотя коммерцией здесь не пахло. Очень быстро искусство в нашей стране перевели в колею выгодности. Оно стало коммерческим. А все, что сиюминутно не продается – значит, не нужно людям. Но настоящее искусство всегда опережает время и дается нам как маяк будущего, указывая на новое направление движение мысли. Как только искусство опускается до уровня массовости, оно имеет тенденцию сползания на еще более низкий энергетический уровень.

Одна из статей в ставропольской газете получила название «К чему мне эти хлопоты? Зачем я строю замки из песка?». Вот несколько цитат из этой статьи.

И впрямь при наших экономических «спазмах» и политических судорогах не до жиру. А кто-то упорно предлагает подумать о душе, о Космосе, о синтезе искусств, о всеобщей поэме Мирозданья… .Похоже, что «энергетически сильная ставропольская земля» как выразился инициатор создания салона – композитор, москвич Леонид Тимошенко, действительно притягивает к себе чрезвычайно талантливых людей. Ну чем иначе можно объяснить тот факт, что именно в Ставрополе, во втором городе после столицы, будут продолжены творческие поиски в области космической музыки…

Девизом салона были избраны слова А. Скрябина «Познание Вселенной сводится к познанию творчества», а целью – знакомство нашей публики с теми интересными, необычными людьми, которые живут на Ставрополье. В планы Леонида Тимошенко входят и встречи с незаслуженно забытыми лауреатами самых различных творческих конкурсов, которые прославили край в России и за рубежом: архитектор Виктор Маркелов, художник Людмила Котова, писатель Георгий Шумаров.

Говорили о Земле и талантливых людях, ее населяющих; о музыке и живописи, о глубоко личном, вынашиваемом годами. И для каждого участника встречи у Л. Тимошенко нашелся маленький музыкальный «ключик к сердцу и тонкой душе.

И действительно, Президент Ассоциации Ставропольских лицензированных архитекторов Виктор Маркелов – на самом деле очень многогранный талантливый человек. Любовь к Космосу и астрономии, проникновенная лирика его стихов дала сплав человека-философа. И не случайно, после постоянного, в течение нескольких месяцев нашего общения, возник один из самых интересных вариантов архитектурного комплекса «Волна Будущего».

Я знаю все –

Продажную любовь,

^ Греха бесстыдство,

Униженья муку,

Но я весною забываюсь вновь

И предаюся сладкому недугу.

И почему бы нет –

Зачем цветы?

Зачем так почки липкие набухли?

И образцы нетленной красоты

Опять идут по тротуарам в туфлях.

И хочется любить и угождать,

И щедростью уламывать строптивых.

Ведь так порой волшебно что-то ждать,

Или нестись к обрыву на ретивых.

Но вечно ждать не позволяет век,

А быстро мчаться – не заметишь края.

Как маятник устроен человек –

И маятником кто-то там играет.

И хочется, как дерево прожить –

В сезон меняя кожу, настроенье…

Ведь время так стремительно бежит,

Что надо зацепиться за мгновенье.

(Леониду, попутчику по космическому туру; 5.09.98)


Я уже несколько месяцев находился в Ставрополе. Предстоял праздник – День города. Мы с братом решили предложить к этому дню в городском отделе культуры мою музыкальную программу. Нас внимательно выслушали, но, когда мы решили проиллюстрировать описания будущего концерта, нам неожиданно заявили, что они не будут смотреть на обыкновенном телевизионном экране. Мы в недоумении переглянулись. После затянувшейся паузы нам открытым текстом сказали, что «для представления масштабности такого выступления, просмотр видеофрагментов они желали провести на большом экране, например, какого-то кинотеатра». И для этого нам надо как–то это им предоставить. Мы поняли, что нам вежливо отказали. Но через день Игорь рассказал, что он поговорил с директором кинотеатра «Октябрь», и тот разрешил нам провести такой просмотр в свободное от сеансов время. Чудо и фантастика, да и только! Окрыленные достигнутым соглашением, мы пригласили весь оргкомитет Дня города на этот просмотр. У меня были видеосюжеты с концертов «Путешествие Гулливера», «Небесная Атлантида», «Чайка Джонатан Ливингстон». Просмотр длился недолго. Стояла полная тишина. Все ждали решения начальства.

И тут прозвучал утвердительный голос «главной»: «Народ это не поймет!!!». Опять тишина. Я был уверен, что не все так думают. И, в подтверждение этому, вдруг откуда-то сбоку я услышал мужской голос: «А мне нравится! И я на День города предоставляю Леониду весь Парк Победы». Это был директор парка.

Но на одном рояле концерт на таком большом пространстве не проведешь, нужен синтезатор, а он – в Москве. Я позвонил в Москву и попросил друзей как-то мне в этом помочь. Например, погрузить синтезатор на поезд под присмотром проводника, а в Ставрополе я бы его забрал. Но в результате мне его просто привезли вместе со всеми моими принадлежностями по оформлению концертов световыми эффектами и видеопроекцией.

После концерта на День города мне предложили сделать большой синтез-концерт в закрытом помещении киноконцертного зала «Октябрь», где мы впервые применили работу на компьютере в реальном времени для видеосопровождения концерта.

Проектор, который был в Ставрополе в этом зале, позволял выводить четкую картину на большой экран, как с видеомагнитофона, так и непосредственно с компьютера. Интересно, что композиция «Шоу Третьей мировой» очень удачно сочеталась с картинами Сальвадора Дали. По мнению слушателей, это было необычное зрелище, когда всем известные картины гениального художника, соединившись с экспрессивным исполнением этой композиции, вдруг заговорили современным языком конца двадцатого столетия, когда угроза новой войны опять стала актуальной темой. Вскрылся еще один пласт этих картин – взгляд в будущее, опережающий время и находящийся вне времени.

Заранее сканированные картины талантливого ставропольского художника Виталия Завалишина, рисующего в стиле «фэнтези», были соединены на этом концерте с пятью композициями. Причем на компьютере детализировались отдельные части картин и их фрагменты проецировались с разными увеличениями. В реальном времени менялись цветовые гаммы картин и их фактура, что позволило создать элементы нового творчества – «творчество оператора на компьютере в реальном времени вместе с "живым" исполнением синтез концерта». Идея эта родилась у меня еще в Москве, но, только приехав в Ставрополь, я смог осуществить ее на более современном проекционном оборудовании, предоставленном мне судьбою. И это было чудесно!

Вот небольшой фрагмент статьи в газете «Вечерний Ставрополь».

Казалось, земля ушла из-под ног. Какая-то неведомая сила подхватила и бросила высоко-высоко. Почему-то легко и свободно, и нет никого и ничего вокруг – только слепящая, просекаемая лучами лазурь со всех сторон и… музыка. То лиричная, то страстная, доводящая до накала, высшего пика напряжения. Казалось, мощная струя воздуха перевернула, завертела так, что перехватило дыхание – всего несколько секунд. А потом – снова пронзительная синь, покой и парение.

Это не сон. Столь необычное ощущение я испытала на синтез-концерте Леонида Тимошенко. Он пробыл в нашем городе всего два месяца, но работу провел титаническую. Прошел ряд творческих встреч, два музыкальных салона, где известные в крае художники, артисты, писатели говорили о философии искусства. Впервые в Ставрополе прошел и синтез-концерт с применением видео и светоэффектов. На экран проецировались картины и фотографии наших местных художников, и зрители смогли открыть для себя их имена, особенности творчества и взглянуть на мир их глазами, а это тоже открытие. И при всем разнообразии возникающих ассоциаций зал пережил общий эмоциональный подъем.

Кстати, салоны искусств будут собирать гостей постоянно – вести их будут философ Анатолий Дуров и художник Евгений Кузнецов. А архитектор Виктор Маркелов, в котором благодаря салону ставропольцы открыли еще и поэта, уже подготовил эскизы здания нашего Центра синтеза искусств. Так что все только начинается.


Через несколько месяцев я узнал, что меня наградили дипломом за вклад в развитие культуры Ставропольского края. Но это действительно было только начало. Передав методику ведения салонов ставропольцам, я приехал в Кисловодск. На первой встрече в отделе культуры города я рассказал о том, что уже сделано по линии «Волны Будущего» в Ставрополе. На что мне скептически заявили, что Ставрополь – это большой и живой город, а Кисловодск уже умирает, и ничего интересного здесь не происходит. Потом я убедился, что эту прекрасную здравницу нашей страны в то время практически уничтожили. Почти половина корпусов каждого санатория были пусты и не функционировали из-за малого количества людей, приезжавших на лечение. Кстати, надо сказать, что в наших санаториях такое лечение намного дешевле и профессиональней, чем где бы то ни было за границей. Позже выяснилось, что туристические компании частично перекрыли продажу путевок в наши санатории и дома отдыха для того, чтобы реализовать более дорогие туры в Турцию, на Кипр и Канары. Вот почему курорты Кавказских Минеральных Вод – Кисловодск, Пятигорск, Ессентуки и Железноводск – стали постепенно деградировать, разрушаться и наполовину опустели.

А здесь опять приехал композитор из Москвы, который говорит о Космосе и философии творчества, когда «дефолт» и вся экономика рухнула.

Постепенно погружаясь в необычную стихию музыкальных звуков, я поняла, что попала в пространство иллюзий и грез, бесконечных далей и манящих образов. Голова не на шутку была одурманена, музыкальные волны завораживали и уносили все дальше и дальше, но это придавало чудесное наслаждение. Мое сознание с удовольствием подчинялось колдующему на сцене композитору Леониду Тимошенко. Он только что прибыл в Кисловодск из Москвы и Ставрополя и буквально очаровал присутствующих зрителей «Кисловодского выставочного зала» своим необычным творчеством.


Так писала о моем концерте в ноябре 1998 года журналистка, теперь уже кисловодской газеты «Лик Кавказа».

Я пробыл на Кавказе семь месяцев. Были открыты салоны в Кисловодске, Пятигорске. Прошли выступления почти во всех санаториях этих курортов. Огромное количество встреч с интересными людьми, от летчика-космонавта В. Савиных до директора пятигорского санатория «Машук» Куланина Александра Николаевича, который смог за короткое время восстановить этот почти уничтоженный санаторий для слепых и слабовидящих людей. Прошлый хозяин превратил его огромный 7-этажный корпус практически в притон. Александр Николаевич предоставил мне в Пятигорске все условия для творчества.

А директор Дворца культуры Кисловодска В.М. Арутюнов оказался не только хорошим организатором, но и человеком с поэтической душой. Поверив в мою музыку, он также предоставил все условия для творчества и был инициатором создания салона «Волна Будущего» и синтез-концертов в Кисловодске. Вот некоторые отзывы:

«Ваш концерт явился самым потрясающим событием во время моего пребывания в санатории».

«Если даже сейчас в нашей стране рождается такая музыка, то очень скоро наступит Светлое Будущее».


Вспоминается один из эпизодов. Концерт в Кисловодской филармонии в музее музыкальной культуры на рояле, который стоял у Федора Ивановича Шаляпина. Особенностью этого рояля была его совершенно прозрачная стеклянная крышка. В это время на экскурсию из города Черкесска прибыл целый класс школьников, к тому же, как я помню, это были мальчики и девочки из детского дома. Для них провели короткую экскурсию, потом посадили на мой концерт, чтобы после продолжить экскурсию по музею. Концерт закончился, а они все просят и просят. Я сыграл на бис, наверное, уж третью свою пьесу, а ребята хотят еще. Время пребывания этой группы в Кисловодске было ограниченно, поэтому их руководитель и директор музея обратились к ним со словами: «Давайте с вами решим, будем мы дальше проводить интересную экскурсию и слушать увлекательный рассказ о творчестве Ф.И. Шаляпина? Или мы попросим Леонида Викторовича, чтобы он продолжил для вас свой концерт?» Все дети – в один голос: «Мы хотим музыку!»

Дух Федора Ивановича Шаляпина – это один из столпов, поддерживающий свод великой русской культуры. Он и после своего ухода – в служении искусству. Очень символично, что в Доме Шаляпина в Кисловодске есть большая картина во всю стену, на которой изображены все известные люди того времени на концерте этого великого певца. Говорят, что художник умер, так и не закончив эту картину. За роялем Сергей Васильевич Рахманинов, рядом изображен поющий Ф.И. Шаляпин. Прописаны все образы, кроме самого Шаляпина, его-то художник и не успел дописать. Видно только лицо Федора Ивановича и верхняя часть его концертного костюма, а все остальное – белый дымный шлейф, опускающийся до пола и стелющийся по залу, где слушают его знаменитые современники. Бестелесный дух певца – среди людей, ему внимающих.

Семь месяцев – с июля 1998 года по февраль 1999 года – это кавказский период, открывший для меня, в который раз, истину: все наши действия – не случайны и объединены сложной и многогранной жизненной линией. Только проследив всю цепочку событий, можно осмыслить жизненную задачу на определенный период. Именно в это время со стороны Чечни было сильное давление на Ставропольский край, и можно пофантазировать, что такая космическая музыка способна ослабить напряжение агрессии и даже останавливать войны. Эта мысль появилась еще перед первыми бомбардировками Ирака, когда Билл Клинтон выступил с заявлением, что закончились Зимние Олимпийские Игры в Японии, и теперь можно начинать новую войну с Ираком. Я решил выступить с актом протеста и провести музыкальную акцию непосредственно на древней шумеро-вавилонской земле этой страны. Такая нелогичная, в соответствии со здравым смыслом, идея имела достаточно обоснованную предысторию.

В 1913 году в Россию приехал виднейший суфийский мастер и музыкант индийского происхождения Хазрат Инайят Хан, который предложил поставить балет «Шакунтала» по драме индийского средневекового драматурга Калидасы. Такой балет своими символическими элементами, по его мнению, должен был повлиять на неизбежные роковые события в России и даже предотвратить ее вступление в Первую мировую войну. Результатом такого участия в войне будет разрушение России и самодержавия и трагическая гибель царской семьи. Впоследствии он писал, что потребовались мгновения, чтобы народ резко перешел от поклонения священным для него символам царизма и императорского самодержавия к уничтожению этих символов и лично государя Николая II. Именно «Послание», заложенное в музыку, написанную Инайят Ханом для этого балета, должно было изменить наступающие трагические события. Но спектакль не состоялся, Россия вступила в войну – и гармония была утрачена на многие годы.

Семь месяцев на Кавказе – это десятки побед без поражений, радость общения и слезы благодарности. А неожиданное продолжение – уже на земле Петербургской.

Вернувшись в Москву в самые сильные февральские холода, я ощутил, что Петербург должен быть следующим городом, куда надо держать путь. И я уехал. Теперь уже почти на самый север страны. В противоположность теплому южному Ставрополю. Сейчас я осознаю, что растянутая линия с юга на север, проходящая через Москву, определила первую пространственную составляющую проекта «Волна Будущего».

События стали развиваться молниеносно. 9 февраля 1999 года мне уже было предложено выступить в Петербургском Доме Ученых. И, по-видимому, не случайно был вечер, посвященный Елене Ивановне Рерих. Музыка, которую я исполнял, была воспринята сразу:

«Восхищен и приятно удивлен! Наконец-то появился композитор – продолжатель музыкальной традиции, начатой А. крябиным… Удивительно гармоничное звучание: каждый звук ложится на душу... Музыка, помогающая в духовном совершенствовании и сама дающая духовность… Проникающая теплота, растекающаяся и переходящая в умиротворение…»


После этого вечера какая-то неведомая сила стала вести меня по Петербургу, создавая символическую систему мощных энергетических зон этого чудо-города. Главный редактор журнала «Балет Петербурга» сразу рекомендовал меня на фестиваль искусств, который должен был вот-вот начаться в Петербургском Доме Художника. Организаторы фестиваля предложили мне сыграть на рояле несколько композиций. И после прослушивания вдруг неожиданно заявили, что не просто включают меня в программу фестиваля, но предоставляют все семь вечеров для моих сольных концертов. Это было чудо! Директор Выставочного центра Санкт-Петербургского Союза художников Александр Сайков, главный редактор журнала «Балет Петербурга» Михаил Иванов – информационный спонсор фестиваля – и Владимир Казначеев, председатель оргкомитета фестиваля, так и написали в афише и приглашениях: «В программе каждого дня фестиваля – выступления московского композитора Леонида Тимошенко, в 19.00».

Я стал лауреатом этого фестиваля. Город меня принял. Петербург стал давать возможность выступать там, где моей душе угодно. Тут и Пулковская обсерватория – за время научной деятельности я приобрел много друзей-астрономов. Никогда не собирался порывать с миром ученых, особенно сакральной профессии – астроном. Михаил Погодин, работающий в Пулковской обсерватории – человек близкий мне по духу. Во время работы над своей кандидатской диссертацией он часто приезжал в Крымскую обсерваторию, где мы с ним постоянно что-нибудь придумывали и фантазировали, например, необычное музыкально-юмористическое оформление праздника «Дня астронома». Сейчас он уже доктор физико-математических наук и продолжает заниматься своей любимой астрономией.

Мой концерт в Пулково прошел как-то по-особенному тепло. Организовал его Михаил Погодин. После концерта я понял, что навсегда связан с астрономией и Космосом.

«Сегодня случилось большое событие – Лёня оказался у нас в обсерватории, и мы все получили большое удовольствие… Огромное спасибо! В последнее время мы все устали от отсутствия хорошей музыки. Невозможно смотреть телевизор и слушать радио, т.к. идет целенаправленная пропаганда западного образа жизни и западной культуры, а точнее – западного бескультурья. Хорошая музыка, в которой слышны русские мотивы, и которая близка русскому человеку – большая редкость».


А дальше – Дом композитора и Штайнерская школа. «Олимпия» – казино самого высокого ранга, где с успехом прошел сольный синтез-концерт со световыми и видеоэффектами и первая большая пресс-конференция для журналистов, которые почему-то практически не дали информации об этом концерте в петербургских газетах и журналах. Когда я попытался уяснить для себя, что же на самом деле происходит, мне туманно объяснили, что нужны какие-то «поддержки сверху». Так я тогда в этом не разобрался, ведь на пресс-конференции журналисты проявили, как мне казалось, интерес к этому концерту. На сцене «Олимпии» постоянно выступали самые известные исполнители со всего мира. Кто должен сказать «сверху», что это «хорошо»? Кто «заказывает музыку» в нашей стране? В «Олимпию» позже я был приглашен на «Восточный Новый Год», где со сцены вдруг услышал из уст подвыпившего известного в Петербурге эстрадного композитора откровение, которое тогда меня поразило. Он сказал: «Всем известно, кому даются пути к известности и финансовая поддержка. У нас все схвачено!». На него сразу зашикали сзади. Когда я повернулся, то увидел респектабельного мужчину, который показывал знаки рукой, чтобы этого разболтавшегося не на шутку композитора быстро убрали со сцены.

После «Олимпии» я выступил с инициативой создания музыкально-философского салона в Кочубеевском дворце города Пушкина. Участвовал в круглом столе с докладом «Синтез искусств и "Волна Будущего"» и был принят в Петровскую академию наук членом-корреспондентом по философии.

В «Ле Клубе» впервые был авторский синтез-концерт с элементами пластики и показом авангардных мод – костюмированный перфоманс. Стало понятно, что эта музыка может соединяться со всеми современными видами искусств, совершенно не входя с ними в противоречие. Единственным условием для подобного соединения должна быть красота и гармония, с полным игнорированием уродства, эпатажности и глупости.

Я был представлен на фестиваль «Белые ночи». В рамках этого фестиваля прошел фортепианный концерт в Смольном соборе, где подобные концерты не проводятся из-за эффекта реверберации от 6 до 11 секунд. Это такое большое эхо, что звуки инструмента могут сложным образом накладываться друг на друга, превращая композицию в беспорядочное нагромождение шумов. Меня об этом предупредили устроители концертов в Смольном соборе. Я попросил поставить на сцену рояль под самый высокий купол собора. Что же сыграть, чтобы мне разрешили выступить в таком необычном зале? И тут, как бы сама собой появилась мысль, что надо исполнить композицию «Три свечи». Я начал ее играть. Звучит первый фрагмент, и они и я вдруг начинаем осознавать, что э х а – нет! Я продолжаю играть, мелодия, фрагмент за фрагментом, улетает вверх под купола. Я закончил играть. Меня спросили: «Вы специально пишете музыку для храмов?» Я ответил: «Нет, просто в моих сочинениях есть воздух».

Прошел концерт в Смольном соборе. А благодарность людей вылилась в их отзывы:

«Божественная музыка. Музыка Души и Сердца… Мелодия и гармония, прекрасная одухотворенность каждой пьесы и та особая легкость (кажется, что и сама могу так) – на дыхании естественном…»

«Спасибо за слезы благодарности, что я могла слушать Вас, спасибо за музыку, которая заставляет думать о будущем, думать о сути…»

«Мы очарованы Вашей музыкой. Я всего лишь начинающий музыкант и композитор, но надеюсь, что когда-нибудь я тоже добьюсь такого успеха, как Вы».


Общение с Петербургом продолжалось. И, конечно нельзя было обойтись без выступления в Петергофе. Одна дама, устроитель моего концерта в Доме композиторов предложила мне познакомиться с руководством Петродворца и организовать в нем мой фортепьянный концерт. Мы договорились встретиться на Балтийском вокзале, откуда в Петергоф идут комфортабельные двухэтажные автобусы. Предвкушая это приятное небольшое путешествие, я прождал почти час, но никого не было. Уже собираясь поехать самостоятельно просто еще раз полюбоваться этим прекрасным историческим чудом, я вдруг увидел, что эта дама, запыхавшись, торопится в мою сторону. Выяснилось, что электропоезд, на котором она должна была ехать из пригорода Петербурга, отменили, а до следующего электропоезда – большой временной интервал. Вот она так сильно и опоздала.

Почему я так подробно пишу об этом? Если бы она не опоздала, то мы не смогли бы встретиться с человеком, который «случайно» зашел во время нашего пребывания у директора, от которого в полной мере зависели культурные программы в Петергофе. Наши переговоры к тому моменту зашли в тупик. Директор – достаточно пожилой человек, видно уже давно находящийся на этой должности – предложил лишь сделать небольшое музыкальное выступление, когда иностранные делегации, посещавшие этот музейный комплекс, будут трапезничать. Мы отказались, посчитав, что это недостойно «космической музыки». И тут я заметил, что в кабинет руководителя, где мы вели ни к чему ни приводящие, бессмысленные переговоры, вошел и молча сел в углу какой-то человек.

Мы встали, чтобы попрощаться и навсегда забыть о концерте в Петергофе. И вдруг этот человек обращается в нашу сторону: «А Вы не смогли бы мне дать посмотреть Ваши видеосюжеты? Я – Владимир Соколов, главный режиссер театрализованных постановок и музыкальных программ в Петергофе».

Потом я посчитал, что, если бы мы приехали на переговоры вовремя, то в любом случае не смогли бы пересечься с ним, так как он зашел в кабинет только в самом конце нашего присутствия там. Может, конечно, судьба распорядилась бы иначе – мы не опаздываем на час, а Владимиру Соколову понадобилось зайти в этот кабинет на час раньше. Встреча могла также состояться. Но потом выяснилось, что он только в этот момент приехал в Петергоф!

На следующее утро – телефонный звонок.

«Леонид, здравствуйте! Это режиссер Владимир Соколов. Я не поехал сегодня на работу в Петергоф, что-то горло сильно стало болеть, поэтому остался дома. Только что я посмотрел Ваши видеокассеты. Это все Ваша музыка?»

«Да», – ответил я.

«Срочно ко мне! У меня есть идея!»

В таком болезненном состоянии он встретил меня сам на машине. Мы приехали к нему домой. Он познакомил со своей семьей, и это было так естественно и непринужденно, как будто мы давно знаем друг друга. Это музыка так быстро творчески нас очень сблизила. Владимир сразу предложил мне создать «Музыкальную симфонию фонтанов» и исполнить ее в сентябре на закрытии фонтанов Петергофа.

На таком закрытии всегда хорошее световое и пиротехническое оформление, могло получиться прекрасное музыкально-световое действо. Вот к чему может привести «случайная» маловероятная встреча – еще одно решение синтез-задачи проекта «Волна Будущего» – соединить музыку с природно-ландшафтными комплексами. А уж с такой жемчужиной, как Фонтаны Петергофа, об этом можно было только мечтать. И вот осуществление этой мечты так близко!

Прошло несколько дней. И вот долгожданный звонок от Владимира Соколова!

«Я поговорил с нашим директором о "Симфонии фонтанов". Он категорически против чего-то нового. Он сказал: "Есть хорошие традиции постановки таких праздников на Фонтанах Петергофа, как соблюдались они десятки лет, так и сейчас будут соблюдаться. И никаких новых симфоний нам не нужно, тем более, совсем неизвестного нашей широкой общественности композитора из Москвы. Он Ваш друг. Вот вы с ним и дружите. А нам нужен Г л ю к, Чайковский и Духовой Оркестр!!!"».

Все, конец красивым мечтам Петергофской сказки – как был «Глюк – Чайковский – Духовой оркестр», так он навеки и останется, пока по-настоящему талантливые люди, любящие искусство, не будут на этих постах культуры.

Мы с Владимиром – в отчаянии: как пробить эту каменную стену номенклатурного сознания в искусстве?

Прошло еще несколько дней. И опять звонок от Владимира Соколова:

«Приезжай, срочно! Я знаю, что надо делать!»

Вот его план. 30 мая (это был 1999 год) будет открытие сезона Фонтанов Петергофа. Программа праздника уже давно утверждена, но он смог все же включить мое двадцатиминутное выступление на синтезаторе где-то во второй половине дня. Для этого на высоком ярусе, который выше знаменитой статуи Самсона, будет сделана импровизированная деревянная минисцена размером 3 на 3 метра, на которой мне и предстояло выступить. Усиление звука будет очень мощным: до 12 киловатт, так что будет слышно по всей акватории Петергофа.

Праздник планировалось начать с взлета большого купола из разноцветных, белых и синих, надувных шаров, который символически должен был открыть новый сезон Фонтанов Петергофа. Но рано утром над Петербургом пронесся сильный шквалистый ветер и разметал шары по всей округе. Когда устроители праздника приехали к Фонтанам, то перед ними была незабываемая картина: деревья, наряженные в белые и синие шары. Никакого купола уже и в помине не оказалось! Это была первая шутка Природы в тот день.

Народа на праздник собралось очень много, не смотря на то, что с утра было очень пасмурно, и продолжал дуть сильный порывистый ветер. Когда я ехал в машине на этот праздник, то вскользь заметил:

«Ничего, мы сейчас музыкой быстро разгоним эти тучи!» И мы вместе с друзьями посмеялись над такой самоуверенностью.

Я установил синтезатор на этой импровизированной сцене. Ветер пригонял массу брызг от огромного фонтана Самсона. Он заливал и меня, и, что самое опасное, и синтезатор, в котором в любой момент, могло произойти короткое замыкание и сильно ударить током. Корпус синтезатора, как смогли, закрыли полиэтиленовой пленкой.

Прикрываясь от налетающих брызг от фонтана зонтами, которые держали в руках друзья, я начал свое выступление. Первым звучал фрагмент из «Третьего струнного концерта», где была и тема памяти Фредди Меркьюри. Затем – «Чайка Джонатан Ливингстон». И вдруг, действительно – это хорошо было зафиксировано на видеопленке, снятой на том концерте – облака очень быстро стали раздвигаться, ветер почти прекратился, выглянуло яркое весеннее Солнце, сразу засверкали золотые статуи, расположенные на террасах Фонтанов, засверкал огромный Самсон, и брызги стали яркими и красивыми. Последнюю композицию «Очарование» я исполнял уже при чистом голубом небе с ярким Солнцем, золотыми сверкающими статуями и шумящими струями воды, рвущейся вверх к небу, с деревьями, украшенными гирляндами разноцветных шаров, принесенных утренним ветром. Сама Природа открывала это чудо – Фонтаны Петергофа. В довершение всего, вдруг появилась Чайка, которая под музыку парила над огромным скоплением людей (до сотни тысяч человек по всему парку) и потом неожиданно исчезла. Говорят, что музыка была слышна по всей акватории Петергофа, и на кораблях, плывущих по ней, отчетливо был слышен Гимн Природе. Провидению было угодно, чтобы Праздник был незабываемым. Целый день была ясная солнечная погода. Великая сила музыки – неизведанная загадка Законов Мироздания. Так провожал меня Петербург. Предстоял новый интересный «Путь в Европу».

upravlenie-proektami-6.html
upravlenie-proektami-chast-6.html
upravlenie-proektami-v-apk-bioenergetika-effektivnoe-ispolzovanie-v-regione.html
upravlenie-proektom-tema-proekta.html
upravlenie-professionalnoj-podgotovkoj-gosudarstvennih-grazhdanskih-sluzhashih-v-sisteme-visshego-obrazovaniya-sociologicheskij-aspekt.html
upravlenie-programmoj-obrazovatelnaya-programma-municipalnogo-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya-kuokujskaya-srednyaya.html
  • lecture.bystrickaya.ru/avdusin-d-a-arheologiya-sssr-m-1977-stranica-9.html
  • thescience.bystrickaya.ru/istochnik-ria-novosti-mirovie-ceni-na-neft-povisilis-13-01-2011.html
  • education.bystrickaya.ru/3-pravij-pivot-povorot-natural-pivot-turn-peresmotrennaya-tehnika-evropejskih-tancev.html
  • writing.bystrickaya.ru/atomatizaciya-funkcij-po-uchetu-zatrat-vspomogatelnogo-proizvodstva.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/priznaki-ukazivayushie-na-vozmozhnost-priyoma-rebyonkom-narkotikov-pamyatka-dlya-uchitelej.html
  • esse.bystrickaya.ru/programma-vstupitelnogo-ekzamena-po-specialnosti-05-13-05-elementi-i-ustrojstva-vichislitelnoj-tehniki-i-sistem-upravleniya.html
  • bukva.bystrickaya.ru/razdel-7-sociolog-v-molodezhnom-pole-programma-disciplini-sociologiya-molodezhi-dlya-napravleniya-040200.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/audit-u-zarubzhnih-kranah.html
  • credit.bystrickaya.ru/perechen-normativno-pravovih-dokumentov-reglamentiruyushih-deyatelnost-doshkolnogo-uchrezhdeniya-mdou-detskij-sad-29-kompensiruyushego-vida-.html
  • testyi.bystrickaya.ru/anton-kempinskij-stranica-4.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/polozhenie-o-provedenii-zonalnogo-etapa-olimpiadi-po-discipline-fizika-sredi-studentov-ou-ssuzov-g-novocherkasska.html
  • tasks.bystrickaya.ru/1-sentyabrya-v-0900-informacionnij-byulleten-administracii-sankt-peterburga-33-684-30-avgusta-2010-g.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/statisticheskie-metodi-v-issledovanii-potrebleniya-naseleniya-chast-2.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zhenshin-a-v-bespopovskom-staroobryadcheskom-soobshestve-vo-vtoroj-polovine-xix-nachale-xx-vv-po-materialam-sankt-peterburgskoj-novgorodskoj-vologodskoj-i-oloneckoj-gubernij.html
  • predmet.bystrickaya.ru/rossijskie-smi-o-mchs-monitoring-za-5-maya-2010-g-stranica-2.html
  • bukva.bystrickaya.ru/notariat-yuridicheskaya-sluzhba-predpriyatiya-obedineniya-okazanie-yuridicheskih-uslug-po-licenziyam.html
  • uchit.bystrickaya.ru/terminologiya-po-obshestvennomu-zdorovyu-i-zdravoohraneniyu-stranica-3.html
  • diploma.bystrickaya.ru/vvoz-tovarov-v-respubliku-belarus.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rasporyazhenie-ot-02-fevralya-2012-goda-46-g-krasnokamensk.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-socialnaya-psihologiya-dlya-specialnostej.html
  • control.bystrickaya.ru/countblanks-rukovodstvo-polzovatelya-rukovodstvo-i-spravochnik.html
  • laboratory.bystrickaya.ru/voprosi-otvetstvennosti-v-novom-rossijskom-tamozhennom-zakonodatelstve.html
  • tests.bystrickaya.ru/kurs-lekcij-dlya-studentov-specialnost-030503-5152-pravovedenie-srednego-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekciya-6-neklassicheskaya-filosofiya-v-kontekste-evropejskoj-kulturi-hh-veka.html
  • predmet.bystrickaya.ru/sdds-dv00-gosudarstvennij-obrazovatelnij-standart-srednego-professionalnogo-obrazovaniya-gosudarstvennie-trebovaniya.html
  • occupation.bystrickaya.ru/napravlenie-podgotovki-obshij-konkurs-aliluev-aleksej-andreevich-132.html
  • abstract.bystrickaya.ru/19-aprelya-2012-goda-v-14-chasov-otkrituyu-rajonnuyu-olimpiadu-po-russkomu-yaziku.html
  • student.bystrickaya.ru/32-filosofskie-problemi-astronomii-i-kosmologii-uchebno-metodicheskoe-posobie-dlya-aspirantov-i-soiskatelej-uchenoj.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/puti-povisheniya-kachestva-literaturnogo-obrazovaniya-metodicheskie-rekomendacii-k-nachalu-2008-2009-uchebnogo-goda.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/antologiya-gumannoj-pedagogiki-zhivaya-etika-izdatelskij-dom.html
  • reading.bystrickaya.ru/koncepciya-dolgosrochnogo-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-rossijskoj-federacii-moskva.html
  • essay.bystrickaya.ru/bileti-po-predmetu-osnovi-standartizacii-sertifikacii-i-metrologii-za-vesennij-semestr-2001-goda-chast-2.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-gidravlika-.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-paketi-pp-rekomenduetsya-dlya-napravleniya-podgotovki-100700-torgovoe-delo.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/ag-kokin-kurganskij-gosudarstvennij-universitet-s-m-nikolskogo-sekciya-problemi-prepodavaniya-informatiki.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.